twonews.ru

Кое-что о страхах

Культура
Кое-что о страхах

Москва. 5 мая. В конце апреля Государственный молодежный театр Вильнюса организовал совместно с Городским театром Оскараса Коршуноваса пятидневный смотр спектаклей текущего сезона - "Showcase". Это первый показ Молодежного театра, совсем недавно открывшегося после реставрации. Молодежный театр, родившийся в середине 60-х годов XX века, заявляет о своих намерениях стать актуальной арт-площадкой, на которой будут работать режиссеры разных стран и поколений.

Литовский театр нескольких последних десятилетий – важнейший культурный феномен, оказавший влияние на развитие не только национального, но и международного театра. Такие литовские режиссеры как Эймунтас Някрошюс, Оскарас Коршуновас, Йонас Вайткус, Римас Туминас, Валентинас Масальскис, Миндагаус Кабаурскис хорошо известны российским и западноевропейским зрителям. Именно в Молодежный театр после окончания ГИТИСа в 1977 году пришел работать Эймунтас Някрошюс. С небольшим перерывом на сотрудничество с Каунасским театром Някрошюс проработал в Молодежном театре до 1992 года. Там он поставил свои культовые спектакли, теперь уже вошедшие в историю театра второй половины двадцатого века.

Это был период интенсивного развития, выведшего театр на мировую сцену. Теперь же для театра настало время обновления: на смотре были представлены спектакли и самого Някрошюса, и его ученика Адама Юшки, а также спектакли литовского театрального режиссера молодого поколения Ольги Лапиной, классика венгерского театра Арпада Шиллинга и Кирстен Дельхом, датского режиссера и художника, работающей на стыке современного искусства и театра.

Для спектакля-променада "О страхах" Ольга Лапина задействовала несценические пространства Молодежного театра. Десять массивных деревянных черных коробок, в которых разыгрываются эпизоды спектакля, расположены в коридорах, под лестницами, в административных помещениях театра, и, конечно, воспринимаются не только как путешествия по комнатам детских страхов, но и как экскурсия по обновившемуся театру.

Это смелый жест для театра с классической сценой-коробкой и медленно раздвигающимися в начале каждого спектакля тяжелыми шторами. Вся консервативность традиционного зала с легкостью разрушается интервенцией специально созданных комнат-коробок в пространство театра. Только десять гостей могут одновременно участвовать в погружении в мир детских фобий.

В комнаты, по которым водят растерянных от скорости действия зрителей, звучат истории от самых маленьких, самому старшему рассказчику – 9 лет. Это документальные истории, которые при всей наивности производят такой же пугающий эффект, как когда-то производили страшилки, рассказанные в темной комнате. Одна из девочек рассказывает о том, как ее родители пошли в кино и оставили ее у соседки. Обстановка чужой квартиры сильно отличалась от домашней, и девочке стало казаться, что все, что ее окружает, опасно, даже ветки, стучащиеся в окно, наводили на нее ужас. Вся коробка, в которой рассказывается эта история, обставлена старинной мебелью и деревьями, в ней пахнет затхлостью и старостью. Лапина работает с архетипичными фобиями. Попав в такую квартиру, даже взрослый человек может почувствовать себя в страшном непроходимом лесу.

В другой комнате девочка рассказывает о том, как она потерялась в ржаном поле, куда убежала от сестры, которая показалась ей цыганкой, приходившей однажды к ней в дом. Пространство этой комнаты представлено как лабиринт, состоящий из высоких ржаных колосьев, по которому с все большим ускорение зрители бегут, взявшись за руки, пока не выпутываются, как и девочка, из колосящейся тюрьмы.

Коробки страхов рассказывают о зубном враче, о первой встрече с чужой смертью, о том, как мальчик однажды чуть не утонул. В последней комнате страхов нет, есть только лица взрослых людей, которые рассказывают о том, как они смогли преодолеть свои страхи и вырасти счастливыми несмотря детские травмы. Это жизнеутверждающая прогулка по детским мирам, которая может многое дать и самим детям, и их родителям.

Историю о бесстрашии в Молодежном театре представила Кирстен Дельхольм. Она поставила спектакль "Братья Львиное сердце" по самой противоречивой и жуткой сказке Астрид Линдгрен.

Дельхольм – одна из ключевых художниц визуального театра, от спектакля к спектаклю экспериментирующая с пространством и способом изобразить историю. Еще в 1985 году она создала в Дании свой собственный перфоманс-театр Отель Про Форма, который считается одним из самых радикальных нетрадиционных институций в Дании. "Братья Львиное сердце" - второй спектакль Дельхольм в Вильнюсе, и то, что ее пригласил именно Молодежный театр, лишь подтверждает его желанию отвечать на запросы времени. Другое дело, в таком консервативном пространстве сложно развернуться даже таким мастерам, как Дельхольм.

В спектакле, разумеется, самое важное показано при помощи видеопроекции: страшный лес, пожар в доме, битва драконов, загробная страна Нангияла, в которой происходит большая часть действия. Только чутко сыгравшие свои роли герои сказки существуют за пределами виртуальной реальности, хоть и активно с ней взаимодействуют. Фантастическими образами покрыт задник сцены, иногда отдельные эпизоды проецируют на выезжающее на сцену квадратное белое полотно. Акценты расставляются при помощи онлайн-съёмки монологов актеров. Экспрессивная, но уж слишком условная работа. В некоторые моменты в происходящее не верили даже дети, смеющиеся на весь зал и интересующиеся скорее техническими особенностями создания той или иной сцены. Именно этот спектакль показал, что даже при всей готовности экспериментировать театру необходимо переосмыслять само пространство сцены.

Венгерский режиссер Арпад Шиллинг создал для театра трехчасовой спектакль "Автономия". Это его вторая постановка в Литве – также, как и для Дельхольм.

"Автономия" - работа, основанная на импровизациях самих актеров в процессе её создания. В центре истории – отец и три сына. Отец – успешный бизнесмен, сделавший удачную карьеру, потому что оказался в нужное время в нужном месте. А вот его сыновья не могут найти себя в жизни. Старший сын - кинорежиссер, хочет снять документальное кино о повседневной жизни своей семьи в стиле американского литовца Йонаса Мекаса, стоявшего у истоков экспериментального кино в США. Вместо этого у него получается не поэтические эскизы из жизни семьи, а история семьи со своими скелетами в шкафу, снятая в стиле "Догмы-95".

Сам Шиллинг так говорит о своем спектакле: "Проблема автономии – большая и важная. Кто мы есть на самом деле? Быть автономным в этой части Европы очень сложно, очень часто мы должны все бросать и отдавать свою собственную жизнь в чужие руки. Очень сложно сохранить свою национальную или личную автономию в условиях неволи. Опыт нахождения в неволе делает независимых людей одной общей массой. Это происходит из поколения в поколение. Адаптироваться становится все проще, все труднее говорить "нет, я выбираю другой путь". Моя личная автономия начинается с способности сказать "нет".

В спектакле каждый актер отталкивается от своего личного опыта, в итоге складывается спектакль, где каждый-часть целого, но каждый автономен по своей первоначальной истории. В спектакле отчетливо показано, что историю при желании можно переписать, рассказать об одном человеке и как о предателе, и как о герое. Оптика меняет все, даже самые страшные и бессмысленные события могут быть оправданы.

О бессмысленности войны в гротескной форме рассказывает ученик Някрошюса Адам Юшка. На малой сцене Молодежного театра он поставил "Швейка" по известному недописанному роману Ярослава Гашека. Юшка выбрал несколько эпизодов из громадного романа, который буквально присутствует на сцене: главный герой читает эту книгу в начале и конце спектакля. Сквозь череду максимальной условных ситуаций Юшка пытается достучаться до правды, пытается понять, каково это, пройти, как Швейк, через войну с улыбкой.

Улыбка невозможна в спектакле Эймунтаса Някрошюса "Цинк". Это попытка осмыслить личность белорусской писательницы Светланы Алексиевич, получившей в 2015 Нобелевскую премию по литературе, и все то горе, которым переполнены ее документальные книги "Цинковые мальчики" о войне в Афганистане и "Чернобыльская молитва". Важно, что режиссер не пытается просто изобразить те истории, которые собраны в книгах Алексиевич. Без ее присутствия в этой летописи "чувств, а не событий" теряется многое. Для того, чтобы рассказать миру о такой боли, нужно быть маленькой хрупкой девушкой, которая благодаря чуткости и понимании ситуации может многое вскрыть, для того, чтобы указать миру на его безумие.

Истории Юшки и Някрошюса – протест без войны, протест без надрыва. Это попытка показать не только взрослым, но и молодым людям то, как бывало и то, каким абсурдным и страшным может быть мир.

Страхи бывают разные: детские, как в спектакле Лапиной, от них легко избавиться, бывают страхи от пыток, крови и чужой нечеловеческой боли. От них избавиться невозможно. Об этом рассказывает нам новый репертуар Вильнюсского молодежного театра.

Источник: www.interfax.ru