twonews.ru

Овечий ковбой

Культура
Овечий ковбой

Премьера кино

Фильм "Миллион способов потерять голову" (A Million Ways to Die in the West) — очередное выступление комика Сета Макфарлейна, не всегда одинаково смешного. В этот раз режиссеру и исполнителю главной роли особенно мешает нарциссизм, заслоняющий плодотворную идею пародии на вестерн. Миллион способов испортить хороший замысел вспомнила ЛИДИЯ МАСЛОВА.

Брутальное оригинальное название отражает высокий уровень насилия и кровавости на экране, однако готовность авторов устелить экран трупами вовсе не означает, что они правильно ухватывают суть вестерна, заключающуюся отнюдь не в жестокости. Сет Макфарлейн придает своей пародии, действие которой происходит в 1882 году в Аризоне, немного животноводческий оттенок, благодаря которому сквозной шуткой становится слово "дерьмо", а основной саспенс заключается в том, кто из персонажей первым вляпается в очередную овечью лепешку. Повелевает лепешками сам Сет Макфарлейн, чей герой-овцевод пользуется необъяснимым успехом у девушек — после того как недальновидная героиня Аманды Сейфрид в помрачении рассудка бросает его ради парикмахера (Нил Патрик Харрис), исполняющего рекламную песню про усы, за освободившимся животноводом начинает ухаживать бандитская жена (Шарлиз Терон). Но ни она, ни ее страшный муж, которого играет Лиам Нисон, совместными усилиями не могут вытащить фильм из трясины фекальных шуток, в которой он безнадежно вязнет. Со своей стороны тянет-потянет, а вытянуть не может параллельная парочка — персонаж Джованни Рибизи, собирающийся жениться на честной труженице борделя (Сара Сильверман), так устающей на работе, что иногда и сидеть тяжело. Такого рода шутки насчет проституции призваны подпирать драматургический замысел с того боку, с которого не хватает фекалий, но все равно зрелище в целом жалкое — апофеоз юмористической беспомощности происходит, когда один из персонажей, застигнутый врасплох расстройством желудка, начинает снимать с присутствующих шляпы, чтобы использовать их в качестве ночного горшка.

В принципе можно допустить, что авторы фильма часто притворяются глупее, чем они есть, и сознательно играют на понижение, а на самом деле прекрасно представляют пародийную систему координат, в которую пытаются вписаться,— ближе к финалу даже появляется Джейми Фокс, сыгравший главную роль в тарантиновском "Джанго освобожденном", и уже сам его выход делает происходящее чуть менее неприличным. С другой стороны, неприличие могло бы стать главным козырем этого фильма, если бы его режиссер так не был поглощен задачей продемонстрировать себя в наилучшем свете, а сценаристы хоть немного отвлеклись от своего жонглирования овечьими шариками. Впрочем, в нем они иногда приближаются к подлинной виртуозности и выходят на некий метафизический уровень — стоит отметить психоаналитическую сцену, в которой герою снится, как в детстве под подушкой у него лежат все те же овечьи какашки. Все это по-своему симпатично неким детским простодушием, таким же, каким подкупала лучшая пока что режиссерская работа Сета Макфарлейна "Третий лишний" (Ted), и внимательный зритель оценит, как ловко режиссер вворачивает в диалог имя артистки "Мила Кунис" в качестве эзотерического индейского заклятья. Однако в конечном итоге все эти автоцитаты, прекрасно работающие на самолюбование, не отменяют того факта, что подразумевавшаяся режиссером сверхзадача — сделать некий метавестерн — оказалась ему не по зубам. Правда, как это нередко бывает, на жидком драматургическом навозе почти помимо режиссерской воли вырос такой упоительной красоты цветок, как роль Шарлиз Терон, чья героиня от всего сердца преподносит ненавистному мужу нежную ромашку в такой форме, в какой это едва ли допустимо в серьезной мелодраме. Но, увы, таких проблесков, в которых сочетается и понимание брутальной сути вестерна, и издевательство над ней, на всю картину едва ли наберется два-три, а в остальном выстроенный на экране картонный Дикий Запад скорее удручает однообразием способов, которыми Сет Макфарлейн пытается изобразить заправского ковбоя.

Источник: www.kommersant.ru