twonews.ru

Шоу среднего возраста

Культура
Шоу среднего возраста

Концерт поп

Четырьмя аншлаговыми концертами на The O2 Arena сорокалетний любимец Британии Робби Уильямс закончил европейское турне в поддержку своего альбома "Swing Both Ways". На одном из представлений побывал БОРИС БАРАБАНОВ.

"Смотрите, это мы с ним полчаса назад!" — едва корреспондент "Ъ" занимает свое место на трибуне The O2 Arena, зрительница средних лет начинает без предисловий хвастаться телефонными фото с только что закончившейся meet-and-greet — закулисной встречи Робби Уильямса с фанатами, устроенной какой-то благотворительной организацией. "Представьте, не знаю, как так вышло, но были только мы с подругой и еще две фанатки, для которых это тридцатое шоу Робби. Тридцатое! А у меня всего пятое. Мы с ним славно поболтали о его малышке и о собаках". Зрительница тараторит без умолку и ровно перед тем, как начинает звучать увертюра, вскрикивает: "Ах да, он меня поцеловал!"

После прошлогоднего стадионного турне "Take The Crown", на концертах которого певец громоздил на площадках собственные огромные бюсты и летал по воздуху в дыму, нынешние выступления выдержаны в уютном семейном формате. Британки за тридцать — основной контингент в зале. Робби Уильямс по ходу пьесы обращается к ним "darlings". Не знаешь, смеяться тут или плакать, но единственный серьезный скандал в ходе нынешнего тура случился, когда на концерте в Ньюкасле певец свалился со сцены и сломал руку своей 52-летней поклоннице в танцпартере.

В остальном все проходит чинно до приторности. Маме, сидящей в зале, на концерте в The O2 Arena Робби Уильямс посвятил свой последний хит "Go Gentle": "Она каждый раз говорит, что сегодняшнее шоу было самое лучшее!" С папой в дуэте спел стандарт Дюка Эллингтона "Do Nothing Till You Hear From Me". Не забыл поговорить со зрителями и о счастье отцовства: рождение маленькой Теодоры остается одним из главных впечатлений в жизни певца. На песне "High Hopes" к Робби Уильямсу присоединился детский хор. Нашлось место и для "Happy Birthday", адресованного всем фэнам, у которых день рождения пришелся на день концерта. Добавьте к этому обильно рассыпанные по сет-листу стандарты типа "Puttin` On The Ritz", "Minnie The Moocher" и "Reet Petite". Дорисуйте в воображении джазовый оркестр, декорации лас-вегасского казино (в первом акте программы) и палубу океанского лайнера (после антракта) и получите практически Филиппа Киркорова, просто с немного другого сорта чувством юмора.

Первые трусы полетели на сцену во время исполнения песни "Supreme" в джазовой обработке. Собственно, они же и последние. Целевая аудитория Робби Уильямса выросла из подобных проявлений любви. "Может быть, кто-то в этом зале помнит, было такое десятилетие — 1990-е! Я тогда был кем-то вроде Джастина Бибера, только потолще",— зал умирает со смеху, но эта шутка вполне в кассу: время летит по нынешним временам так быстро, что 1990-е действительно кажутся далеким прошлым. Робби Уильямс исполняет песню "Никто не любит толстых поп-звезд" в костюме на десять размеров больше, подвешенный над сценой на лонжах. Спустившись, он возвращается к теме возраста, явно больной теме.

"Помните, были времена, когда я вытаскивал девушек из зала, укладывал на сцену и...— Робби Уильямс, отжимаясь от сцены, наглядно демонстрирует, что он с ними делал, то есть попутно еще и показывает неплохую физическую форму.— Теперь я не могу себе этого позволить. В моем возрасте джентльмен должен быть серьезнее". На этот раз певец вытаскивает на сцену типичную представительницу своей фан-базы — корпулентную даму в ковбойской шляпе. И немедленно ведет ее под венец. Венчает "молодых" не кто иной, как композитор Гай Чемберс, автор всех главных хитов Робби Уильямса, который после долгой разлуки воссоединился с певцом и теперь руководит его концертным бэндом, играя по очереди на всех инструментах за его спиной. В сценке "венчания" музыкант исполняет роль "преподобного Чемберса". На экранах тут же появляются обложки таблоидов с фото молодоженов. Румяная поклонница целует Робби Уильямса взасос, зрители надрывают животы.

Откровенно издеваясь над поклонниками, над жанром эстрадного ревю и лас-вегасского шоу, над самим собой в конце концов, Робби Уильямс вроде бы подводит зрелище к неизбежному катарсису, кажется, вот-вот гламур рухнет, любимец публики предстанет перед ней в своем привычном обличье, и грянут главные хиты. Но он все веселит и веселит ее: пляшет в обезьяньих масках в дуэте с героем одного из "Икс-Факторов" Олли Мерсом, выпускает на арену чечеточника, слепит боа и конфетти. Уже близится финал, а он все еще листает "Great American Songbook" — бэк-вокалистка заводит "Empire State Of Mind" Алишии Киз, затем сам Робби Уильямс поет "New York, New York" Синатры, а прежде чем продолжить с его же "My Way", буквально скороговоркой проходится по своим главным хитам "Let Me Entertain You", "Rock DJ", "Millennium", "Come Undone", "Old Before I Die" и оставляет за бортом своего теплохода "Feel", "No Regrets" и "The Road To Mandalay".

Помимо "семейного шоу" тур "Swing Both Ways" имеет еще одно измерение. Певец, столь трепетно относящийся к американской эстраде, так тонко воспроизводящий ее каноны, боготворящий ее титанов, никогда не ездил по США с большими турне и никогда не имел в США хит-синглов. Его любят где угодно, только не там. В США привечают кого угодно из англичан, но только не его. И вот он возит по миру это свое "лас-вегасское шоу", потеряв всякую надежду когда-либо сыграть его в Лас-Вегасе, и от этого становится немного грустно.

Источник: www.kommersant.ru