twonews.ru

Жизнь за дверью, заколоченной снаружи

Экономика
Жизнь за дверью, заколоченной снаружи

Москва. 30 декабря. Вряд ли кто-то из тех банкиров и инвесторов, кто под конец 2017 года шутил, что российские компании проводят год на рынках капитала "как в последний раз", действительно верил, что этот раз последний. И бурный старт поначалу не вызывал никаких сомнений в том, что 2018 год окажется не хуже феерического для российских эмитентов 2017-го. Сразу после новогодних праздников на рынок евробондов вереницей потянулись представители самых различных секторов - от банковского до металлургического, те же компании, которым рынок акционерного капитала кажется привлекательнее долгового, начали активную подготовку к IPO.

Но беспрецедентно жесткие санкции Минфина США, в этот раз ударившие по публичным компаниям, мгновенно вывели рынок из эйфории, вернув к суровой реальности продолжающегося не первый год геополитического противостояния. В котором, как выяснилось, от удара не застрахован никто - ни компании с международным листингом, ни иностранные инвесторы, которые еще несколько месяцев назад охотно раскупали бумаги этих самых компаний.

Новый 2019 год для российских компаний и их инвесторов наступает под лозунгом "никто ни от чего не застрахован". Но, как известно, риск - дело благородное, и те, кто в условиях постоянной волатильности все же осмелятся выйти на рынки капитала, могут поймать нужный момент и оказаться удачливее своих осторожничающих коллег.

Минфин: героически преодолевая проблемы

Главный российский заемщик на рынках капитала - Минфин - в этом году действовал по принципу "занимать вопреки всему", и в целом эта стратегия оказалась успешной. Первый за год выход России на рынок состоялся в марте, на фоне разгоравшегося в Британии скандала вокруг отравления Сергея и Юлии Скрипалей.

Несмотря на стремительно накалявшиеся геополитические страсти, Минфину удалось разместить сразу два транша долларовых еврооблигаций общим объемом $4 млрд и показать, что российский госдолг не первый год хорошо продается среди иностранных инвесторов даже на непростом политическом фоне. Основными покупателями евробондов России стали представители Британии и США - их совокупная доля в доразмещенном выпуске с погашением в 2047 году составила 69%, в выпуске с погашением в 2029 году - 56%.

Еще одной интригой мартовского выхода Минфина на рынок была возможность для российских бизнесменов использовать суверенные еврооблигации для репатриации своих капиталов. Эта идея возникла еще в конце 2017 года. Решение о возможности размещения евробондов в пользу российских инвесторов было принято, "поскольку было обращение отдельных предпринимателей перевести свои валютные активы из западных юрисдикций в Россию", объяснял министр финансов Антон Силуанов.

Однако в итоге "отдельные предприниматели" большого энтузиазма к покупке российских евробондов в марте не проявили: доля этих инвесторов в общем объеме сделки составила лишь 5%, то есть в Россию вернулись $200 млн. Минфин объяснил этот факт тем, что свои потребности желающие репатриировать капитал уже удовлетворили на вторичном рынке.

Тем не менее, благодаря идее репатриации капиталов у всех покупателей нового 11-летнего долларового выпуска появилась возможность получать выплаты по этим бумагам в рублях по своему усмотрению. Решение о смене валюты выплат на рубли держатель сможет принять перед каждой датой выплаты. Обычно такая возможность существует для владельцев рублевых евробондов, которые могут получать купонные выплаты в долларах, однако теперь доступен и обратный вариант. Особенно актуальной такая возможность выглядит на фоне усиливающегося с каждым годом санкционного давления и разговоров о необходимости постепенного ухода от долларовых расчетов.

Второй выход Минфина на рынок еврооблигаций, состоявшийся в ноябре, сопровождался не менее драматическими, чем в марте, внешнеполитическими событиями. Размещать новый выпуск евробондов, номинированный в евро, Минфину и уже традиционно единственному организатору суверенных размещений "ВТБ Капиталу" пришлось на фоне инцидента с украинскими кораблями в Керченском проливе.

О том, что РФ пора занять в евро, представители Минфина говорили не раз - единственный находившийся в обращении выпуск евробондов РФ в этой валюте был размещен еще в 2013 году. Но вряд ли для возвращения на этот рынок можно было найти менее удачный момент, чем тот, который был выбран. Впрочем, выстоять на рынке капитала России все же удалось. "Успешно вылавировав меж штормов геополитических рисков осени 2018 года, министерство финансов разместило новый выпуск еврооблигаций объемом 1 миллиард евро с доходностью 3% на 7 лет", - прокомментирует итоги непростой сделки руководитель управления рынков долгового капитала "ВТБ Капитала" Андрей Соловьев. И, судя по всему, шторм этот в следующем году только усилится. Остается надеяться, что запаса прочности России на рынках капитала в таких сложных условиях хватит и на следующий год.

Корпораты: кто не успел, тот опоздал

Начало года на рынке евробондов для российских компаний не предвещало ничего тревожного, казалось, что нынешний год станет продолжением 2017-го, когда эмитенты из РФ привыкли к новым реалиям и вновь почувствовали вкус к привлечению долга на международных рынках.

За три первых месяца года разместить долларовые евробонды успели "ФосАгро" , золотодобытчик "Полюс", аэропорт "Домодедово", Альфа-банк и Московский кредитный банк. Новый выпуск рублевых евробондов предложила инвесторам "РусГидро" , а "Газпром" продал еврооблигации в евро и швейцарских франках.

Успешное размещение провел в начале года и главный прошлогодний дебютант рынка евробондов - алюминиевый гигант "РусАл" . Компания в январе продала 5-летние евробонды на $500 млн при более чем трехкратном спросе со стороны инвесторов, которые вряд ли подозревали, какой шок им придется пережить спустя два с небольшим месяца.

Единственным, кто неожиданно споткнулся на старте сезона, оказалась "Государственная транспортная лизинговая компания" (ГТЛК). Квазисуверенный заемщик, у которого раньше ни разу не возникало проблем со сбором книги заявок, неожиданно отменил размещение уже стартовавшей сделки, сославшись на высокую рыночную волатильность. В конце марта компания заново выдала банкам мандаты на организацию нового размещения, но реализоваться этим планам уже было не суждено.

Апрельские санкции Минфина США ударили не только по непосредственным фигурантам "черного списка", но и по рынку российских корпоративных евробондов в целом, вызвав обвал котировок большинства российских заемщиков. Занимать в такой ситуации на рынке стало бессмысленным, и российские компании взяли многомесячную паузу в размещении евробондов, фактически продлившуюся до конца года. При этом, те из них, кто обладал достаточным запасом ликвидности, сумели обернуть ситуацию в свою пользу, выкупив часть долговых бумаг по выгодной цене, зачастую ниже номинала, по которому бумаги размещались изначально.

Непростым год выдался даже для такого бронебойного заемщика, как "Газпром". Газовая монополия находила спрос на свои долговые бумаги во всевозможных валютах даже в самые тяжелые для российских эмитентов времена. Но в этом году на время пошатнулись и ее позиции, но не из-за американских санкций, а из-за активности давнего украинского оппонента - "Нафтогаза". Летом "Газпром" планировал занять в британских фунтах стерлингов, но эта сделка была отменена из-за иска "Нафтогаза Украины", который пытается взыскать в международных судах с "Газпрома" $2,6 млрд.

Однако газовый концерн, традиционно являющийся рекордсменом по числу размещений среди компаний РФ, неожиданно все же решил выйти на рынок в ноябре с новым выпуском в евро.

На долговом рынке "Газпрому" тоже пришлось встретиться с "Нафтогазом". Эмитенты открыли книги заявок на еврооблигации в один день, но здесь заочное состязание украинская компания проиграла - пытавшийся занять в долларах "Нафтогаз" не сумел найти спрос по приемлемой цене и завершить размещение не смог, в то время как "Газпром" привлек 1 млрд евро, заняв дешевле психологически важной отметки в 3%.

Компанию "Газпрому" на международном рынке осенью, когда долговой рынок обычно переживает сезонный бум, составил лишь один российский эмитент - "РусГидро". Традиционно занимающая на международном рынке в рублях, "РусГидро" и в этот раз не стала менять стратегию, предложив инвесторам рублевые еврооблигации. Однако на этот раз помимо уже привычного инструмента, компания попробовала и новый для себя - облигации в офшорных юанях, которые на рынке также называют "дим-самами".

Китайский долговой рынок пользовался популярностью у российских банков в конце 2012 - начале 2013 года. Однако бумаги в этой валюте размещали лишь представители банковского сектора. После введения в 2014 году секторальных санкций со стороны США и ЕС, отрезавших ряд крупных российских заемщиков от традиционных рынков капитала, активизировались разговоры о потенциале азиатских долговых рынков. Правда, за 4 года дальше разговоров дело не слишком продвинулось, за это время разместить облигации в Азии смог лишь "РусАл", который в 2017 году провел размещение "панда-бондов" (panda bonds) в юанях. В отличие от долговых бумаг в офшорных юанях panda bonds размещаются иностранными компаниями и банками на внутреннем рынке Китая.

Не исключено, что пример "РусГидро" в новом году вдохновит еще кого-то из российских заемщиков. Однако массовым явлением размещения в юанях все же вряд ли станут, слишком ограничен потенциал этого рынка, где за раз можно привлечь не более $200-300 млн.

Конкуренцию традиционным долларовым еврооблигациям, скорее, может составить рынок займов в евро. Минфин РФ новым размещением в 2018 году уже задал ориентир по доходности, ставки по бумагам в евро выглядят относительно привлекательными на фоне растущей благодаря ФРС стоимости долларового долга. Правда, и здесь потенциал для соревнования ограничен - сколько бы не говорили о том, что доллар медленно, но верно теряет свои позиции, пока долговые бумаги в других валютах не гарантируют эмитенту такого охвата инвесторов и спроса, как долларовые евробонды.

ECM: сделки, которых не было

Если долговой рынок в начале года проявлял признаки жизни, то рынок акционерного капитала практически весь год провел в состоянии, близком к коме. В марте с небольшими SPO успели отметиться "Интер РАО" и головная компания Тинькофф банка TCS Group. В обоих случаях сами эмитенты на сделках не заработали - в размещении "Интер РАО" часть своего опционного пакета продавал менеджмент компании, бумаги TCS Group в ходе SPO также продал акционер, один из фондов Baring Vostok Capital.

На этом сезон сделок, едва начавшись, и был окончен. Всем, кто не успел проскочить в рыночное "окно", в апреле намертво заколоченное американским Минфином, пришлось откладывать свои планы на неопределенный срок.

IT-компания IBS объявила о намерении провести IPO на "Московской бирже" в самом начале апреля, буквально за несколько дней до обнародования нового "черного списка" американского регулятора. Через неделю IPO было решено отложить до лучших времен. Аналогичная участь постигла и планы по IPO на американской бирже Nasdaq рекрутингового сервиса Headhunter, также собиравшегося стать публичным в апреле. Крупное SPO (фактически оно могло бы стать возвращением компании на публичный рынок) отложила группа "Черкизово" . Страховая компания "РЕСО-Гарантия" о планах стать публичной официально так и не объявила, но в начале весны активно готовилась к IPO, которому в этом году места так и не нашлось. Как и еще целому ряду сделок разного масштаба, стоявших в планах на 2018 год, но уехавших "вправо" на неопределенный срок.

Каким для российских компаний будет следующий год, вряд ли кто-то сейчас возьмется предсказывать всерьез - слишком многое теперь завязано на труднопрогнозируемые факторы, которыми движут загадочные пружины внутриполитической борьбы в США. Как показал пример публичных En+ и "РусАла", статус торгуемого эмитента может не спасти от санкций ни компании, ни их владельца, даже если от действий американских регуляторов пострадают не только представители российского бизнеса, но и собственные американские инвесторы. Это значит, что теперь оценивать риски потенциальным покупателям российских бумаг придется как никогда тщательно, чтобы в ожидании очередной волны санкций спать хотя бы относительно спокойно. И хотя компании Олега Дерипаски доказали - выход из санкционного ада есть, вряд ли инвесторы готовы спокойно наблюдать, как стремительно обесцениваются их вложения, в ожидании возможного исключения из "черного списка".

Источник: www.interfax.ru