twonews.ru

Александр Грушко: политическое высокомерие Брюсселя препятствует взаимодействию ОДКБ и НАТО

Происшествия
Александр Грушко: политическое высокомерие Брюсселя препятствует взаимодействию ОДКБ и НАТО

Москва. 17 апреля. Замглавы МИД РФ Александр Грушко в интервью "Интерфаксу" рассказал о причинах по которым не удается наладить взаимодействие ОДКБ и НАТО, а также о том, что альянс использует "дело Скрипаля" как оправдание для наращивания своего военного присутствия у российских границ

- Александр Викторович, в Брюсселе предпочитают "не замечать" другие структуры, действующие в сфере безопасности на евразийском пространстве, включая Организацию Договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Идея межинституционального диалога между НАТО и ОДКБ, настойчиво продвигаемая Москвой и ее союзниками по ОДКБ, по-прежнему не встречает понимания в Брюсселе. Какие изменения, на Ваш взгляд, должны произойти в мировой политике для того, чтобы изменить это положение, сделать НАТО более восприимчивой к диалогу с партнерами на Востоке?

- Проблема установления прямого диалога между ОДКБ и НАТО, очевидно, кроется в принципиально разной природе этих организаций.

Североатлантический альянс – продукт военного противостояния эпохи "холодной войны". НАТО оказалась не в состоянии отказаться
от своей идеологии почти семидесятилетней давности, основанной на мифе о внешнем враге. Если такого врага в реальности нет, его надо выдумать, иначе исчезнет сам смысл существования блока. "Старый" новый курс альянса на сдерживание России лишь подтверждает то, что он так и не смог вырваться из парадигмы прошлого.

ОДКБ же создавалась в условиях отсутствия блоковой конфронтации для сложения усилий в противодействии вызовам безопасности. Организация никого не сдерживает, не претендует на роль "глобального полицейского", а наоборот – открыта к сотрудничеству и последовательно развивает отношения с ООН, ОБСЕ, СНГ, ШОС и другими заинтересованными участниками международных отношений в целях консолидации усилий для решения актуальных проблем. Пытаться строить "островки безопасности" в современном глобализированном мире просто невозможно, поскольку ни отдельные государства, ни даже объединения стран не в состоянии справиться с трансграничными угрозами в одиночку. К сожалению, осознание этого пришло пока не ко всем.

- Как в Москве оценивают возможность взаимодействия ОДКБ и НАТО по урегулированию ситуации в Афганистане?

- Длительное и масштабное иностранное присутствие в Афганистане под эгидой НАТО не приводит к улучшению военно-политической обстановки в стране. Угрозы терроризма и наркотрафика не только не уменьшились, но многократно возросли. Все это вновь свидетельствует о необходимости совершенно новых подходов и действий, базирующихся на комплексных усилиях всех государств и международных организаций.

Практически сразу после учреждения ОДКБ был дан старт операции "Канал", которая признана ООН самой крупномасштабной и эффективной в предупреждении незаконного оборота наркотиков из Афганистана. Несмотря на то, что целый ряд стран НАТО присоединялся к ее осуществлению в различных форматах, в блоке так и не смогли преодолеть идеологизированные подходы и пойти на установление отношений сотрудничества между организациями, являющимися ключевыми факторами обеспечения безопасности в Евро-Атлантике.

Характерно, что никто в НАТО не оспаривал открыто потенциальные выгоды от сложения усилий в деле стабилизации Афганистана и нейтрализации исходящих из него угроз. Но, в конечном счете, политическое высокомерие Брюсселя стало препятствием для налаживания эффективного взаимодействия между ОДКБ и НАТО.

- Администрация Трампа запросила на следующий финансовый год (начинается в октябре этого года) 6,5 млрд. долларов на меры по сдерживанию "российской агрессии" в Европе, что на 1,7 млрд. долларов больше, чем в текущем году. Будет выделено больше средств на оружие и боеприпасы, совершенствование танков и боевых машин. Как это отразится на состоянии безопасности европейского фланга ОДКБ? Как Организации следует реагировать на военные приготовления США и их союзников: проявлением сдержанности, наращиванием интенсивности военных учений, либо развертыванием в регионе новейших российских систем вооружений, о которых В.Путин поведал миру 1 марта?

- Североатлантическим альянсом и его отдельными странами-членами, в первую очередь США, реализуется целый комплекс мероприятий по наращиванию военного потенциала вблизи рубежей ОДКБ. Прямым следствием беспрецедентных за последние три десятилетия военных приготовлений НАТО становится нарастание конфликтного потенциала, нагнетание атмосферы недоверия и подрыв существующего баланса сил на европейском континенте.

Постоянно возрастающие финансовые расходы на "сдерживание" России и усиление восточного "фланга" призваны обеспечить прочную основу для этих развертываний. И когда представители альянса говорят нам об "оборонительном и соразмерном" характере таких шагов, всегда возникает вопрос: а для чего тогда требуется запускать многолетнюю программу по резкому наращиванию оборонных расходов, жестко "подгонять" "отстающих", агрессивно стимулировать модернизацию и закупки вооружений? Очевидно, что заявления руководства НАТО о "заинтересованности в улучшении отношений с Россией" в реальности расходятся с делом, а курсу на "милитаризацию" Европы в альянсе решено придать долгосрочный и необратимый характер.

Подходы ОДКБ к обеспечению безопасности, суверенитета и территориальной целостности отражены в Стратегии коллективной безопасности на период до 2025 года. Напомню, что в перечне внешних вызовов и угроз вы не найдете упоминания НАТО, поскольку ни альянс, ни его отдельные страны-члены не рассматриваются в качестве противников. Однако, безусловно, усиление военной активности на сопредельных к зоне ответственности ОДКБ территориях затрагивает интересы всех ее государств-членов. Союзники едины в своих оценках негативных процессов на континенте – в конце прошлого года в Совете евроатлантического партнерства было распространено совместное заявление стран ОДКБ, в котором отмечена недопустимость попыток обеспечивать свою безопасность за счет безопасности других государств, выражена озабоченность наращиванием имеющихся, развертыванием новых военных группировок, созданием военной инфраструктуры вблизи рубежей ОДКБ, а также политикой сдерживания.

- Расширительная стратегия НАТО, судя по всему, не претерпела серьезных изменений и будет продолжена. Теперь в фокусе внимания альянса оказался регион Западных Балкан. Все активнее в орбиту деятельности НАТО втягиваются Украина и Грузия. Какое влияние эти процессы могут оказать на состояние коллективной безопасности ОДКБ и что им реально может противопоставить Организация?

- Продвижение военной инфраструктуры НАТО к рубежам ОДКБ осуществляется посредством расширения альянса, которое ведет к фрагментации европейского пространства безопасности и созданию новых разделительных линий на континенте. Более того, как в свое время показал пример Грузии, посулы членства в блоке воспринимаются руководством отдельных стран как индульгенция на решение проблем силовым путем и создают ощущение вседозволенности и безнаказанности. В равной мере это касается и Украины, которая, опираясь на поддержку НАТО, продолжает пренебрегать выполнением своих международных обязательств,
в том числе в рамках минского "Комплекса мер".

В свое время вкладом России в устранение наследия периода блоковой конфронтации стал вывод войск из Германии, стран Центральной и Восточной Европы, а затем Прибалтики, выполнение обязательств по сокращению обычных вооружений, ядерного оружия. В ответ же мы получили три волны расширения НАТО вопреки данным руководству СССР обещаниям. Шанс на создание подлинно коллективной системы безопасности был упущен.

Сегодня натовские военные активно осваивают не только территорию новых членов, но и наших соседей - в рамках "продвинутого" партнерства страны блока регулярно осуществляют заходы в порты Грузии, Финляндии, Швеции и Украины, проводят совместные с ними учения. В результате полным ходом идет милитаризация некогда наиболее спокойных в военном отношении Прибалтики и Севера Европы, нагнетается военно-политическая обстановка в Закавказье и Причерноморье, затягивается урегулирование внутриукраинского кризиса.

Деэскалации ситуации и уменьшению опасности возникновения непреднамеренных инцидентов способствовали бы сокращение военной активности вблизи зоны ответственности ОДКБ, отвод уже развернутых или "непрерывно ротируемых" группировок в места постоянной дислокации, равно как и отказ от политики, нацеленной на достижение превосходства в военной сфере. Об этом прямо говорится в упомянутом совместном заявлении стран ОДКБ.

- Страны НАТО заняли сторону Великобритании, заявившей о причастности России к так называемому "делу Скрипаля". Как в Москве относятся к натовской "солидарности" в так называемом "деле Скрипаля", проявленной еще до выявления истинных причин произошедшего в Солсбери? Может ли эта ситуация стать дополнительным фактором, осложняющим наши отношения с альянсом?

- Такая линия поведения британцев и их единомышленников в НАТО для нас не стала сюрпризом. Очевидно, что в преддверии саммита в Брюсселе в июле этого года потребовались новые аргументы в пользу необходимости наращивания военной активности на восточном "фланге". Для этого и понадобился этот абсурд вокруг "образа врага" в лице Москвы. Осуществляемое союзниками военное планирование, направленное на т.н. "сдерживание России" будет постоянно требовать политико-идеологического обоснования. Надо быть готовыми к тому, что истории подобные "делу Скрипалей" будут множиться.

- Как в НАТО реагируют на призывы России восстановить диалог по военной линии? Готовятся ли в ближайшее время встреча главы Генштаба РФ Валерия Герасимова и главнокомандующего ОВС НАТО в Европе Кертиса Скапарротти или другие контакты по военной линии?

- Действительно, в налаживании контактов с альянсом на уровне военного руководства в прошлом году был достигнут определенный прогресс - в марте 2017 года состоялся телефонный разговор начальника Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации – первого заместителя Министра обороны Российской Федерации Валерия Герасимова с председателем Военного комитета НАТО Петром Павелом. Это был первый контакт высокого уровня между военными после принятия натовцами решения о "заморозке" отношений с Россией. В сентябре 2017 году последовала их встреча в Баку, в развитие которой состоялся телефонный разговор Валерия Герасимова с Верховным главнокомандующим ОВС НАТО в Европе Кертисом Скапарротти. Вопрос их личной встречи обсуждался в ходе телефонной беседы в марте 2018 года.

Руководители альянса регулярно заявляют о необходимости "значимого" диалога, усилий по деэскалации и предотвращению непреднамеренных инцидентов. Но своими практическими шагами, включая удары по нашему дипломатическому и военному присутствию
в Брюсселе, лишь перечеркивают перспективу нормализации отношений.

- Определены ли сроки нового заседания Совета Россия - НАТО? Какие темы являются для нас наиболее актуальными в настоящий момент?

- Последние события – высылка российских дипломатов из стран-членов блока, сокращение на треть нашего Постпредства при НАТО
в Брюсселе – с трудом соотносятся с декларируемой альянсом заинтересованностью в созыве очередного заседания Совета Россия-НАТО.

- Посол Польши недавно выразил обеспокоенность неоправданной, по мнению Варшавы, милитаризацией Калининградской области. Он также заявил, что Варшава заинтересована в размещении контингента НАТО на территории Польши на постоянной основе в связи с исходящими от России угрозами. Что бы Вы могли ответить на это?

- Начну с повторения пройденного: заявления представителей альянса о наличии какой-то "российской угрозы" – это, прежде всего, обработка общественного мнения. Если профессионально оценить военные балансы, то становится ясно, что усилия по обеспечению обороноспособности требуются, прежде всего, с нашей стороны. Что мы и делаем в этом регионе с учетом возрастающей натовской активности.

Суммируя, именно масштабные военные приготовления натовцев являются главным фактором дестабилизации военно-политической ситуации в Европе. Замечу, что одним из элементов этой дестабилизации становится заметно прогрессирующая милитаризация Польши, идущей
в авангарде общеевропейских антироссийских инициатив. Вынужденным, но закономерным ответом России на нагнетание обстановки
в непосредственной близости от наших границ стали меры военно-технического характера – сугубо оборонительные и, замечу, более экономичные.

Что касается желания Варшавы перевести на постоянный режим пребывание на территории Польши сил и средств НАТО, то сама постановка вопроса идет вразрез с одним из ключевых положений Основополагающего акта Россия - НАТО 1997 года – об обязательстве воздерживаться от дополнительного постоянного размещения существенных боевых сил на территории новых членов альянса.

Источник: www.interfax.ru