twonews.ru

Глава "Русснефти": восстановить уровень добычи после сделки ОПЕК+ можно будет за 2-3 месяца

Происшествия
Глава "Русснефти": восстановить уровень добычи после сделки ОПЕК+ можно будет за 2-3 месяца

Москва. 4 июня. "Русснефть" Михаила Гуцериева, которая в 2016 году провела IPO на "Московской бирже", рассчитывает восстановить прежние уровни добычи нефти после окончания действия сделки ОПЕК+ в течение двух-трех месяцев, отметил ее президент Евгений Толочек. В интервью "Интерфаксу" он также рассказал о планах компании по погашению долга, участию в проекте по НДД, приобретению активов и работе за рубежом.

- Полтора года назад произошло важное для компании событие - "Русснефть" стала публичной компанией, разместив свои акции на "Московской бирже". Спустя время как вы можете оценить, реализовались ли ожидания?

- Размещение на бирже позволило существенно изменить структуру управления: появились независимые директора, которые вошли в совет директоров, они привнесли новые подходы в структуру управления и систему принятия решений. У нас все изменилось в лучшую сторону. В сентябре месяце "Московская биржа" включила наши акции в свои индексы, что тоже стало хорошим индикатором для рынка.

Всё прошло по плану. Даже, если говорить честно, то, наверное, тот результат, который мы получили, он превзошел наши ожидания, как с точки зрения ценового диапазона, так и с точки зрения влияния на финансовое состояние компании, на ее операционную деятельность. По большому счету - это оздоровило компанию, это был правильный шаг.

- Ранее говорилось о возможности дополнительного размещения акций на международной площадке. Сейчас эта тема не актуальна?

- Каждое действие должно иметь аргументацию и определенную цель. Мотивацию и итоги IPO на российском рынке я озвучил. Что касается международного размещения, то сегодня, наверное, остро этот вопрос не стоит. Почему? Мы получили несколько оценок от рейтинговых агентств, это нам позволит удешевить наше внешнее финансирование, поэтому текущая задача пока решена.

- "Русснефть" планирует присоединить добычные активы "ФортеИнвеста" в Оренбуржье. В настоящее время во сколько они оцениваются?

- Мы их оцениваем примерно в $390 млн. Актив растущий, актив набирает обороты, он очень интересный как с точки зрения геологии, так и с точки зрения потенциала роста объемов производства, поэтому их присоединение для "Русснефти" - это благо.

- То есть вы не согласны с точкой зрения, что присоединение актива станет нерентабельным для "Русснефти" из-за увеличения долга?

- Абсолютно нет. Долг не является некой объективной оценкой эффективности деятельности компании, здесь будет правильнее оперировать отношением долга к EBITDA. Мы увеличим и долг, и EBITDA, то есть отношение долга к EBITDA существенно не изменится.

- В этом году на каком уровне ожидается EBITDA?

- EBITDA у нас в 2017 году была около 30 млрд рублей, в этом году, я могу сказать с большой долей уверенности, что она будет точно не меньше. Но на сколько больше, конечно, зависит от макроэкономики. Сейчас сложно делать прогнозы в силу значительной волатильности рынка.

- А рост этого показателя за счет чего возможен?

- Рост будет обеспечен за счет двух ключевых факторов - это благоприятная макроэкономика, которая в свою очередь обусловлена результатами действующего соглашения ОПЕК+, а также цепочкой внешнеполитических событий. Вторым фактором является повышение маржинальности добычи нефти за счет увеличения объемов бурения участков с трудно извлекаемыми запасами, как следствие увеличение доли высокомаржинальной нефти в общем объеме добычи.

- Какой вы видите для компании комфортный уровень соотношения долга к EBITDA?

- У нас сегодня соотношении долга к EBITDA на уровне 2,7, и мы прекрасно себя чувствуем. Этот показатель будет снижаться естественным путем. Мы работаем в рамках заключенных контрактов, в рамках кредитных соглашений, выдерживаем все ковенанты, которые у нас прописаны в этих кредитных соглашениях. Поэтому долг постепенно будет снижаться.

- Какой объем долга перед ВТБ планируется погасить в этом году?

- У нас сейчас действует grace period (льготный период кредитования - ИФ), в этом году мы платим только проценты. Сам долг мы будем платить чуть позже. С 2017 года у нас идет этап больших инвестиционных вложений, мы замещаем низкомаржинальную нефть высокомаржинальной за счет нового бурения. Мы увеличиваем EBITDA, выходим на определенный уровень. После этого в стратегии мы предусматриваем небольшое снижение инвестиционных вложений, и начало выплат тела долга. Пока мы идем строго в соответствии с нашей стратегией.

- Какую сумму процентов вам предстоит выплатить и когда именно предполагается начать выплачивать сам долг?

- Долг начнем выплачивать в 2019 году. А что касается суммы процентов, я бы не хотел это озвучивать.

- Недавно компания сообщила, что планирует инвестиции на уровне 23 млрд рублей. С чем связано это снижение по сравнению с 2017 годом?

- Это связано исключительно со стратегией. В прошлом году мы пробурили 126 скважин и потратили 26 млрд рублей. В этом году мы планируем пробурить 156 скважин и потратить 23 млрд рублей. Мы провели работы по оптимизации, по изменению конструкций скважин, удешевив их, при этом, мы не ухудшили их отдачи, что позволило нам скорректировать первоначальный план по инвестициям на этот год на 2 млрд рублей.

- То есть инвестиции в основном будут направляться в добычу?

- В 2017 году мы направляли более 70% инвестиций на бурение, и эта тенденция никак не изменилась. В 2018 году это соотношение будет примерно таким же, на добычу придётся даже больше.

- В рамках сделки ОПЕК+, какие компания предпринимает меры для сдерживания добычи? Продолжаете ли практику прошлого года по остановке малорентабельных скважин?

- Мы выбрали понятную для себя стратегию. Мы не сокращаем объемы бурения, потому что мы разбуриваем высокомаржинальные залежи. Мы строим новые скважины, а для соблюдения квоты на добычу, мы останавливаем низкорентабельный фонд. Уже за прошедший квартал мы остановили более 100 скважин. Еще до конца года остановим около 60-80 скважин.

- Ранее в ваших планах было увеличить добычу к 2019 году до 10 млн тонн. С учетом сделки ОПЕК+ как была скорректирована стратегия? За счет каких проектов может быть рост добычи в дальнейшем, до какого уровня?

- Мы говорили о 10 млн тонн в периметре группы "Русснефть", имея в виду азербайджанский блок, добывающие активы "ФортеИнвест". Как только будет возможность увеличить добычу, как только нам позволят это сделать, мы достаточно быстро сможем вернуться на уровни, от которых ушли, а затем резко нарастить ее.

- Сколько времени может понадобиться, чтобы восстановить уровень добычи, который был до сделки с ОПЕК?

- Я думаю, что не более двух месяцев. Все зависит от времени года. Если окончание действующих обязательств придется на летний период, то это будет два месяца. Если это будет зимний период, тогда это займёт немного больше времени, примерно квартал.

- Подавала ли "Русснефть" повторно заявку на включение своих месторождений в перечень для пилотного проекта по НДД? Были ли они включены?

- Мы ведем работу с профильным министерством достаточно плотно и активно, у нас проходят постоянные консультации. Мы так же, как и все остальные компании, подали заявку на включение ряда своих лицензионных участков на участие в этом пилотном проекте. В первый проект наши месторождения не попали. По словам Минэнерго, этот список не окончательный, поэтому у нас еще остается надежда, что наши месторождения попадут в список.

Мы проводили консультации с Минэнерго и просили включить в этот проект НДД наш гринфилд - Восточно-Каменное месторождение с извлекаемыми подтверждённым запасами более 60 млн тонн. Разработка этого месторождения потребует строительства инфраструктуры, а это очень ощутимые деньги. Поэтому без НДД проект сегодня "не дышит". В новом налоговом поле проект сразу же выйдет на положительную рентабельность и начнет развиваться. Восточно-Каменное для нас сейчас ключевой объект, это благо как для нас, так и для страны. Но, к сожалению, на сегодняшний день он не соответствует некоторым критериям, и прежде всего объему запасов: 60 млн тонн - это огромные запасы. У нас были договоренности с Минэнерго, что, как только заработает первый пилотный проект, следующим этапом будет запуск Восточно-Каменного. Запасы сегодня ухудшаются, и нужно вовлекать новые. Минэнерго в этой части на нашей стороне, на стороне недропользователя.

- "Газпром нефть" рассказывала, что вы сотрудничаете вместе по проекту "Бажен". В чем заключается это сотрудничество?

- Мы действительно занимаемся проблемой разработки Баженовской свиты. Мы провели ряд пробных операций в 2017 году, продолжаем эту работу в 2018 году, но уже не так активно. Мы сейчас перешли на стадию анализа и подбора технологий, мы подключаем науку, достаточно регулярно общаемся с нашими коллегами из "Газпром нефти" , у них есть идея создания хаба по изучению Баженовской свиты. Мы пока участвуем понятийно, обмениваемся информацией.

Проблема на самом деле не тривиальная, а очень сложная. И чем больше светлых умов будет сконцентрировано на решении этой проблемы, тем быстрее мы эту проблему решим. Западные коллеги эту проблему решили, мы же находимся пока на начальном этапе. Поэтому сотрудничество с "Газпром нефтью", я надеюсь, даст свои плоды.

- Во что в дальнейшем выльется это сотрудничество? Вы будете создавать совместное предприятие?

- Это пока открытый вопрос. Делать какие-то прогнозы я бы не стал. Возможно, мы будем работать в формате СП, в формате какой-то экспериментальной площадки или в формате научно-исследовательских центров. Это будет понятно позже.

- Интересно ли компании развиваться за пределами России? Раньше у "Русснефти" были планы развивать собственную сеть АЗС в Белоруссии. Оставили ли эту идею?

- У нас очень тесные связи с Азербайджаном, стабильный бизнес на территории Белоруссии. Что касается сети заправочных станций, идея существует, вы правы, идея никуда не пропала. Мы сейчас мониторим рынок, смотрим, какие предложения на рынке есть, какая ценовая политика на рынке, составляем технико-экономические обоснования, подводим под этот проект экономику.

- Каких-то конкретных планов по новым активам за рубежом не обсуждается?

- Мы рассматриваем месторождения в дальнем зарубежье, конкретно пока называть не буду. Но основной наш упор делается, безусловно, на Россию, и на ближайшее время внутренний рынок останется для нас приоритетным. Нам есть, чем заниматься в России, у нас достаточно запасов, у нас есть все для того, чтобы зарабатывать деньги в России. Если что-то интересное для себя увидим, мы, естественно, будем осваивать новые проекты.

Источник: www.interfax.ru