twonews.ru

Посол РФ в Египте: терроризм в Египте остается проблемой номер один

Происшествия
Посол РФ в Египте: терроризм в Египте остается проблемой номер один

Москва. 30 июля. Посол России в Египте Сергей Кирпиченко рассказал в интервью "Интерфаксу" о том, сохраняется ли террористическая угроза в стране, о перспективах восстановления чартерных рейсов на египетские курорты, о том, как развивается сотрудничество в военно-технической и экономической сферах и о предстоящих мероприятиях, приуроченных к 75-летию установления дипломатических отношений между двумя странами.

- Сергей Вадимович, привела ли "цветная революция" в Египте, которая была в 2011 году, к росту радикальных и экстремистских сил в стране и сказалась ли на роли Египта в экономическом и политическом планах, учитывая, что Египет всегда занимал в регионе центральную роль?

- На мой взгляд, определение "цветная революция" - достаточно широкое и не всегда определенное. То, что произошло в Египте в 2011 году, наверное, было закономерным явлением. Дело в том, что в стране явно наблюдались застой, ухудшение социально-экономических показателей, и в результате этого росло недовольство народа, широких общественных масс. В Египте революцию эту называют по-разному и относятся к ней по-разному: есть ее сторонники, есть и противники. Но, тем не менее, наверное, она все-таки стала объективным результатом того, что ей предшествовало.

Действительно результаты этой революции весьма противоречивые, потому что, как вы справедливо заметили, произошел рост радикальных и даже экстремистских сил в стране, потом последовал всплеск террористической активности - все это приметы постреволюционного развития в Египте. Так продолжалось, по крайней мере, больше двух лет. В стране происходили многочисленные стычки между братьями-мусульманами и их противниками, между революционерами светской ориентации и военным режимом, который временно руководил Египтом после президента Мубарака.

Ситуация была сложной, и она вела к усугублению экономических и социальных проблем в стране. Поэтому, когда пять лет назад в Египте в результате революционного движения 30 июня 2013 года к власти в стране пришло нынешнее руководство, ему досталось достаточно тяжелое наследие. Страна была в движении, экономическая ситуация ухудшалась, новому руководству во главе с президентом Сиси, который был избран на этот пост через год после 30 июня, пришлось решать немало трудных проблем.

Проблема номер один до сих пор - это терроризм: терроризм местный, терроризм региональный. На протяжении 2017 года в стране произошли жуткие террористические акты, по-другому не скажешь. Были совершены массовые убийства в церквях и мечетях, происходили постоянные нападения на армейские посты, на полицейские силы. В результате было принято решение о начале с 9 февраля нынешнего года проведения антитеррористической операции "Синай-2018". Она проходит не только на Синае, где, по мнению руководства, сосредоточен главный оплот террористов, но и по всей территории страны. В результате проведения этой операции, надо признать, ситуация заметно улучшилась, в Египте стало больше стабильности, спокойствия, практически сведены к нулю на данном этапе террористические акты, и, конечно, в обществе это встречает позитивный отклик.

- Вы затронули тему Синайского полуострова. Как взаимодействуют и взаимодействуют ли спецслужбы России и Египта в борьбе с террористическими и экстремистскими силами, в том числе с террористической группировкой "Аль-Каида" (запрещена в РФ - ИФ) на Синайском полуострове, которая угрожает и нашим туристам?

- У нас при нынешнем египетском руководстве антитеррористическому взаимодействию стало уделяться повышенное внимание. Помимо обмена информацией и взаимодействия в информационном плане по этой теме, происходит подготовка египетских кадров, в частности, в России, происходит постоянный обмен опытом, плюс, как известно, одно из наших главных направлений - военно-техническое сотрудничество, и те поставки, которые осуществляются Египту с нашей стороны, в частности, используются и в антитеррористических целях. Достаточно сказать, что одно из опасных направлений - протяженная египетско-ливийская граница. Это тысяча километров, и для того, чтобы контролировать эту границу и, тем более, пресекать нелегальный переход террористов с одной или с другой стороны, необходимо располагать соответствующими военными возможностями. Это один из побудительных мотивов для развития нашего ВТС с Египтом.

- Раз уж вы перешли к теме ВТС, какие дальнейшие перспективы есть в этой области? В частности, заинтересован ли Египет в покупке у России систем ПВО С-400, идут ли переговоры на эту тему?

- Я могу сказать, что номенклатура и объем наших поставок в Египет весьма существенны. Номенклатура широкая, она охватывает и военно-воздушные силы, и средства ПВО, и военно-морские, и сухопутные силы. Это то, что можно сказать на данный момент по данному вопросу.

Естественно, речь идет о современных средствах. Подробности рассматриваются египетской стороной как собственность министерства обороны Египта. Министерство обороны Египта по своему усмотрению решает, что можно публиковать, что не следует публиковать в этой связи - мы уважаем права египетских партнеров.

Тем более, здесь есть еще такой момент: некоторые государства Запада проявляют явно нездоровый интерес к нашему сотрудничеству и периодически упрекают Египет и Россию в том, не слишком ли быстро развивается наше военно-техническое сотрудничество, оправдано ли оно, зачем оно необходимо. Естественно, любые данные, любая конкретная информация, достоверная или недостоверная, используется для того, чтобы эти вопросы множить по поводу и без повода. Здесь надо сказать, что Россия и Египет - очень ответственные партнеры в части, касающейся ВТС, они соблюдают все международные обязательства и, безусловно, не хотят расшатывать или менять баланс сил на Ближнем Востоке. Поэтому все эти поставки вполне соизмеримы с законными оборонительными интересами Египта.

- Возвращаясь к теме терроризма. Три года назад в Египте произошла катастрофа, которая привела к гибели наших соотечественников, - крушение самолета А-321 на Синае. Поставлена ли точка в расследовании этого теракта, и можно ли сказать, что Египет снова стал тихой гаванью для российских туристов?

- Катастрофа 31 октября 2015 года - это действительно трагедия, унесшая жизни 224 российских граждан. С тех пор проделана значительная работа. Она началась с взаимодействия России и Египта по расследованию и преодолению последствий этой катастрофы.

С российской стороны установлено, что это был террористический акт. Исходя из этого, Россия и Египет действовали для того, чтобы повысить уровень безопасности воздушного сообщения - и во многом это удалось. В результате в апреле нынешнего года было возобновлено регулярное сообщение между Москвой и Каиром. Сейчас обе главные компании - "Аэрофлот" и Egypt Air - совершают несколько рейсов в неделю. Российские туристы приезжают в Египет, что называется, на свой страх и риск, поскольку это направление считается очень привлекательным, и, конечно, их количество сейчас несопоставимо с тем, что было до 2015 года. В то время России принадлежало первое место среди иностранных туристов - в Египте отдыхало от 2 до 3 млн россиян в год. Сейчас это число гораздо меньше.

Сделано многое в плане расследования причин катастрофы, наши специалисты работают в каирском аэропорту, несколько раз проходили совместные выезды в аэропорты Шарм-эль-Шейха и Хургады, На этот год запланированы еще поездки наших специалистов совместно с египтянами.

Я думаю, мы неизбежно придем к тому, что чартерные рейсы в египетские курортные города будут восстановлены. Я затрудняюсь сказать, когда это может быть, поскольку вопрос серьезный и распадается на много технических аспектов, но верю, что так будет.

- То есть пока никаких сроков? Даже до конца года?

- Сроки пока не называются. То, что будет до конца года, это совместные дополнительные поездки специалистов в Шарм-эль-Шейх и Хургаду.

- Проходит много сообщений, что жители северокавказских республик России обучаются в египетских медресе, где их воспитывают в духе радикального ислама. Сообщалось также, что некоторые из них уходят воевать на стороне террористических группировок, включая ИГИЛ (запрещена в РФ - ИФ). Действительно ли эта проблема существует и как мы ее решаем?

- Проблема такая существует, но она выглядит не столь однозначно, как это прозвучало в вопросе. Египтяне гордятся своим умеренным направлением в исламе, возглавляемым религиозным центром Аль-Азхар. Это крупное религиозное научное учреждение, где проводятся исследования, где занимаются преподаванием исламских дисциплин. Учреждение, которое имеет много ступеней и филиалов. Аль-Азхар, если можно так выразиться, гарантирует, что из его стен выходят истинные мусульмане, истинные знатоки ислама. Его руководство полностью и целиком отвергает экстремизм и терроризм и заявляет о том, что никогда не позволит использовать Аль-Азхар в качестве прикрытия для действий террористов и экстремистов.

Действительно, многие выходцы не только из северокавказских республик, из других российских республик, таких как Татарстан и Башкортостан, обучаются в системе Аль-Азхар, большинство из них истинные правоверные мусульмане, и обучение, если можно так сказать, идет им только на пользу. Но действительно, террористы, которые известны своей хитростью, изворотливостью, беспринципностью, пытаются использовать в том числе и свое пребывание в Египте для установления связей, контактов с террористическими ячейками для перемещения в "горячие точки". Такие факты мы отслеживаем с египетскими партнерами, стараемся пресекать, насколько это возможно. Это сотрудничество приносит свои плоды.

- Какой мы видим роль Египта в сирийском вопросе, в решении проблемы сирийских беженцев?

- Египет с момента возникновения сирийского кризиса играл и играет очень существенную роль. Во-первых, египтяне приняли до 200 тыс., по-моему, сирийских беженцев в разное время, особенно вначале внутрисирийского конфликта, когда людям просто некуда было деваться от военных действий, и египтяне приютили их у себя в стране. Кроме того, Египет как в рамках Лиги арабских государств, так и в ходе международных контактов всегда играл активную позитивную роль в том, чтобы направить урегулирование в Сирии в политическое русло, чтобы конфликт завершился политическим решением. И египтяне много сделали для этого. У них есть контакты и с сирийским руководством, и с оппозицией, и эти контакты используются, по нашей оценке, весьма в положительном плане.

- Египет является крупнейшим покупателем российского зерна, Но в последнее время возникла проблема, которую связывают с содержанием в российской пшенице спорыньи. Можно ли говорить, что Египет окончательно утвердил максимально допустимый уровень содержания спорыньи в 0,05%?

- Египет очень важный наш партнер в этой сфере, и в целом вопросы сельскохозяйственного развития являются одним з главных направлений нашего сотрудничества.

Мы действительно, крупнейший поставщик зерновых в Египет, а Египет, соответственно, крупнейший импортер для России. Проблема возникает периодически и с некоторыми партиями нашего экспорта пшеницы, это касается спорыньи, и с поставляемыми из Египта в Россию овощами, в частности, картофелем, и фруктами. Эти проблемы носят технический характер, и они решаются в случае возникновения.

Норма, о которой вы говорили, действительно существует и действительно держится в Египте на уровне общепринятых мировых стандартов, насколько я могу судить об этом, и не представляет для России непреодолимой проблемы.

- А какая продукция российского АПК может быть еще востребована на рынке Египта, и предпринимает ли наша дипмиссия меры для расширения торговли? Существуют ли перспективы создания совместных предприятий по переработке сельхозпродукции.

- Это очень правильный вопрос, нам надо двигаться в этом направлении. Давно стоит вопрос о том, чтобы наши соответствующие предприятия подключились к модернизации и строительству элеваторов и мукомольных предприятий в Египте. В Египте это достаточно развитая отрасль, но она нуждается в модернизации и расширении. Работа в этом направлении ведется, и надо надеяться, что в ближайшие год-два у нас появятся практические результаты в данной области.

Мы готовы расширить номенклатуру нашего экспорта за счет поставок мяса, в том числе. Этот вопрос несколько сложнее, потому что связан с сертификацией продукции по медицинским и иным нормам, но работа в этом плане также ведется. И конечно, нужно переходить затем к участию в переработке сельскохозяйственной продукции. И здесь у сторон имеются взаимные возможности: у египтян - для инвестиций в этой сфере в России, а у России - для капиталовложений в Египте.

- В этом году отмечается 75-летие установления дипотношений между двумя странами. Планируются ли в рамках этой даты встречи на высоком и высшем уровне?

- За последние пять лет в наших отношениях открылся новый качественный этап. Он базируется на возросшем уровне взаимного доверия между руководителями наших стран.

Российско-египетские встречи на высшем уровне происходят не реже одного раза в год. И я уверен, что в ближайшем будущем новая такая встреча, безусловно, состоится.

Что касается 75-летия установления дипломатических отношений, то к этой дате запланирован целый ряд мероприятий. Это, видимо, и обмен поздравительными телеграммами между руководителями наших стран, и другие мероприятия культурного и общественного порядка.

Источник: www.interfax.ru