twonews.ru

Замир Кабулов: поддержка Кабулом новой стратегии США по Афганистану – препятствие на пути межафганского диалога

Происшествия
Замир Кабулов: поддержка Кабулом новой стратегии США по Афганистану – препятствие на пути межафганского диалога

Москва. 11 февраля. Спецпредставитель президента РФ по Афганистану, директор Второго департамента Азии МИД Замир Кабулов рассказал в интервью "Интерфаксу" о ситуации в Афганистане и путях ее урегулирования через налаживание прямого диалога между Кабулом и талибами, о готовности Россия взаимодействовать с США на этом направлении и о неготовности США такому взаимодействию, а также о последствиях возможного развала иранской ядерной сделки для сотрудничества Москвы и Тегерана.

- Беспрецедентное давление, которое оказывают на Иран США, Саудовская Аравия, Израиль, к которому склоняется и ряд европейских стран, не сыграет ли оно на руку консервативным кругам внутри Ирана – противникам реформ – и не приведет ли к радикализации внешней политики Тегерана? Насколько это опасно, вызывает ли у России обеспокоенность то, что может произойти в соседнем с ней регионе?

- Не совсем понятно, что должно вызывать у нас обеспокоенность. Иран – добрый сосед, давний и близкий партнер России, с которым у нас довольно близкие позиции по многим вопросам мировой политики. Хотел бы подчеркнуть, что именно исходя из широкого поля совпадающих интересов на внешнеполитической арене Российская Федерация выстраивает свои отношения с Исламской Республикой Иран, и для нас в этом случае не имеет принципиального значения представители какой политической силы Ирана составляют большинство в высших руководящих органах этого государства, будь то консерваторы или реформаторы. Напомню, у нас было налажено достаточно тесное сотрудничество с предыдущим президентом ИРИ М.Ахмадинежадом, являющимся представителем консервативного курса. Он несколько раз посещал Россию. Сегодня между президентом России В.В.Путиным и действующим президентом Ирана Х.Рухани, который является сторонником проведения реформ, также поддерживается доверительный продуктивный диалог как по тематике развития двусторонних отношений, так и о путях укрепления сотрудничества и стабильности в нашем регионе и за его пределами. Готовы работать с любыми представителями из Ирана, получившими широкую поддержку местного населения. К взаимодействию с Россией по самому широкому кругу вопросов двусторонней, региональной и международной повестки дня готовы и в Тегеране, что было подтверждено в ходе состоявшегося 6 февраля телефонного разговора президентов России и Ирана.

Что же касается политики нажима и давления на Иран со стороны ряда западных государств, то мы конечно такой подход не разделяем. Исходим, прежде всего, из того, что все противоречия и споры должны решаться за столом переговоров. Представлять ситуацию так, как будто причиной всех проблем на Ближнем Востоке является Тегеран – в корне неверно. Безусловно, Иран как и любая другая крупная держава имеет свои законные интересы в регионе, которые мы уважаем и всегда берем в расчет. Однако пытаться изолировать Тегеран и отлучить от участия в делах региона, на чем сегодня настаивают США, попросту нереалистичное занятие. Без активного вовлечения иранской стороны найти решение многих кризисов в регионе будет крайне сложно.

- Как развивается экономическое сотрудничество с Ираном после снятия с Тегерана санкций, удалось ли России занять свою нишу на иранском рынке?

- Наращивание взаимовыгодного торгово-экономического партнерства является одним из приоритетов российско-иранского сотрудничества. Сегодня у нас масштабные инвестиционные планы, особенно в атомной и традиционной электроэнергетике, нефтегазовом секторе, транспортной отрасли.

Стабильно работает первый блок АЭС "Бушер", построенный на территории Ирана российскими специалистами. Выработка электроэнергии для нужд Ирана на этом объекте составила на сегодня более 25 млрд. квтч.

31 октября 2017 года состоялась официальная церемония, посвященная началу практических работ по строительству второй очереди АЭС "Бушер". Работы на этой площадке ведутся в штатном режиме. Следующее ключевое событие по проекту – заливка первого бетона – планируется на третий квартал 2019 года.

Правительство Российской Федерации выделило иранской стороне государственный кредит в размере 2,2 млрд евро на реализацию двух проектов – электрификацию железнодорожного участка Гармсар – Инче Бурун на северо-востоке Ирана и строительство тепловой электростанции "Сирик" в районе Персидского залива.

Важную роль в активизации и укреплении двустороннего торгово-экономического сотрудничества играют механизмы Межправительственной комиссии (сопредседатели – министр энергетики Российской Федерации Новак и министр экономики и финансов Ирана Карбасиан) и Комиссии высокого уровня в научно-технической сфере (сопредседатели – зампредседателя правительства Российской Федерации Рогозин и вице-президент Ирана Саттари).

Уделяем особое внимание предстоящему очередному заседанию Межправительственной комиссии, которое планируется к проведению 5-6 марта в Москве.

Хотел бы также отметить, что на финальной стадии находится согласование с иранской стороной положений временного соглашения о Зоне свободной торговли (ЗСТ) ЕАЭС-Иран. Содержательно переговоры по этому вопросу завершены, осталось урегулировать отдельные механизмы функционирования ЗСТ. В результате российские производители получат выгодные торгово-экономические преференции для поставок своей продукции в Иран, будут расширены возможности и для наращивания иранского экспорта в страны ЕАЭС, в том числе в Россию.

Отмечу продвижение по вопросам вхождения крупных российских энергетических корпораций из России (ПАО "Газпром", ПАО "Газпром нефть", ПАО "НК "Роснефть", ПАО "ЛУКОЙЛ", АО "Зарубежнефть", ПАО "Татнефть") в нефтегазовые проекты на территории Ирана. В июне 2017 года по линии министерств энергетики была принята "дорожная карта" совместных действий, предусматривающая инвестиции российских компаний в иранскую экономику в размере более 20 млрд долл. США.

Российско-иранские проекты прорабатываются в таких отраслях промышленности как транспортное, сельскохозяйственное, авиационное, тяжелое и энергетическое машиностроение, а также в фармацевтике.

- Как возможный развал СВПД и последующее возвращение американских санкций в отношении иранского энергетического сектора может сказаться на действующих российско-иранских проектах? Может ли при таком сценарии быть реализовано соглашение "нефть в обмен на товары"?

- Россия поступательно развивает отношения с Ираном независимо от изменений международной конъюнктуры. Как бы в будущем не сложилась ситуация вокруг СВПД мы продолжим укреплять наше взаимодействие с Тегераном. Все действующие двусторонние договоренности будут исполнены в полной степени. Тоже самое могу сказать и о кооперации с иранскими партнерами в рамках межправительственного Меморандума о взаимопонимании от 5 августа 2014 г. (иранская нефть в обмен на российские товары и услуги). Исходим из того, что благодаря исполнению этого контракта будет обеспечена дополнительная возможность для финансирования поставок российских товаров и услуг.

При этом хотел бы подчеркнуть, что наша страна не приемлет практику односторонних санкций, никогда не присоединялась и не собирается присоединяться к подобного рода рестрикциям наших американских "партнеров".

- СВПД предусматривает ряд ограничений на импорт в Иран определенных видов вооружения и поставки ракетных технологий. В случае если соглашение прекратит действовать, означает ли это, что Россия сможет свободно сотрудничать с Тегераном в этой сфере?

- Ограничения, существующие на поставку в Иран продукции военного назначения по семи категориям Регистра ООН обычных вооружений, не являются частью СВПД. Они действуют по линии Совета Безопасности ООН, в рамках резолюции 2231. Работу с Ираном в этой области осуществляем в строгом соответствии с нашими международными обязательствами и с действующим российским законодательством, с учетом международных ограничений, срок действия которых истекает в октябре 2020 года. В дальнейшем будем ориентироваться на положения соответствующей резолюции СБ ООН.

- Россия предлагает площадку для прямых переговоров между талибами и правительством Афганистана, на сегодняшний день это только "декларация о намерениях" или Москва обсуждает этот вопрос в практическом плане с Кабулом и талибами? Видим ли мы готовность к переговорам?

- Действительно, Россия заявила о готовности предоставить московскую площадку для прямых переговоров между талибами и правительством ИРА. Однако обстановка в Афганистане и террористическая активность Движения талибов осложняет практическое обсуждение данного вопроса. Так, после недавней череды кровавых терактов пресс-служба президента ИРА заявила, что талибы упустили возможность для мирного разрешения конфликта.

Не видим желания садиться за стол переговоров и со стороны вооруженной оппозиции. Тем не менее подтверждаем настрой на содействие запуску прямого мирного диалога между Кабулом и ДТ, прежде всего, в рамках Московского формата консультаций по Афганистану, а также возобновившей в октябре 2017 года свою работу Контактной группы "ШОС – Афганистан".

- Готова ли Москва взаимодействовать с США для налаживания диалога между афганскими властями и талибами? Возможно ли начало такого диалога в нынешних условиях, в том числе в свете новой стратегии американской администрации по Афганистану и ставку Кабула на США?

- Мы неоднократно заявляли об открытости России к координации усилий с США в целях создания условий для запуска прямого межафганского диалога и, в частности, приглашали Вашингтон принять участие в многосторонних усилиях в рамках Московского формата консультаций по Афганистану. Однако американские коллеги настойчиво игнорируют наши сигналы и продолжают политику наращивания военного присутствия в ИРА. В этом контексте обращают на себя внимание заявления президента США Трампа, сделанные им в январе во время встречи с представителями Совета Безопасности ООН, об отказе Вашингтона вести переговоры с ДТ из-за массовых преступлений, совершенных боевиками группировки.

Ставка Белого дома на силовое давление, а также поддержка Кабулом новой стратегии США по Афганистану, на наш взгляд, никак не способствуют запуску мирного межафганского диалога, а лишь затягивает конфликт и ведет к новым бесчисленным жертвам среди афганского населения.

- Просматриваются ли перспективы сотрудничества с Вашингтоном в борьбе с наркотиками в Афганистане?

- Прежде всего, хочу отметить особую остроту данной проблемы. В 2017 году площадь посевов опийного мака в Афганистане увеличилась по сравнению с прошлым годом более чем на 60%, а производство опия – почти на 90%, побив все мыслимые рекорды.

Россия оказывает финансовое содействие в реализации различных программ по борьбе с наркотиками в ИРА, регулярно проводятся курсы подготовки афганских наркополицейских как на двусторонней основе, так и при содействии международных партнеров, в частности Японии, ОБСЕ, УНП ООН. Например, сейчас активно прорабатывается вопрос открытия вместе с японской стороной кинологического центра в Афганистане. Ранее сотрудничество на антинаркотическом треке велось и с НАТО, но в 2014 году было свернуто по инициативе Брюсселя.

Проблема наркопроизводства в Афганистане, обеспечивающего более 80% мирового рынка опиатов, требует внимания и совместных усилий всего международного сообщества. Мы открыты к взаимодействию со всеми иностранными партнерами, в том числе с США, в деле борьбы с афганской наркоугрозой. Думаю, конструктивное сотрудничество с Вашингтоном могло бы привести к ощутимым результатам. Однако пока не видим стремления США налаживать взаимодействие с нами в этой сфере.

К сожалению, Вашингтон до сих пор не уделяет приоритетное внимание борьбе с наркотиками в Афганистане. Проведенная в ноябре – декабре прошлого года совместная операция американских и афганских сил по уничтожению нарколабораторий в провинции Гильменд, несмотря на декларированные успехи, не принесла ощутимых результатов и носила, скорее, демонстративный характер.

- Видит ли Москва попытки со стороны США создать препятствия для сотрудничества России и Афганистана в сфере ВТС? Готова ли Россия оказывать помощь вооруженным силам Афганистана, в том числе вооружать армию, на безвозмездной основе?

К сожалению, такие попытки имеют место. В июне 2017 года США утвердили программу развития ВВС Афганистана до 2023 года, предусматривающую замену всей российской авиатехники на американскую. При этом зачастую их бывшие в эксплуатации машины заметно уступают нашим по технико-эксплуатационным параметрам. А недавно стало известно, что при обсуждении в Сенате упомянутой программы, Минобороны США сознательно завысило данные о стоимости новых российских вертолетов класса "Ми" и исказило информацию об их летных характеристиках.

Кроме того, Вашингтон начал программу по изъятию российского стрелкового оружия у Афганских сил национальной безопасности (АНСБ), в том числе 45 тыс. АК-47, которые наша страна безвозмездно передала ИРА в 2010, 2012 и 2016 годах. Свою озабоченность действиями партнеров мы обозначали в контактах, как с американской, так и афганской сторонами.

Тем не менее намерены в рамках имеющихся возможностей и далее оказывать Афганистану поддержку в укреплении боеспособности АНСБ, в том числе на основе вступившего в силу в ноябре 2016 года российско-афганского межправительственного соглашения об оказании ИРА военно-технической помощи, которое среди прочего предусматривает содействие на безвозмездной основе. В январе 2018 года афганской стороне было направлено предложение обсудить вопросы поддержания летной годности, легитимного ремонта и модернизации эксплуатируемых в ИРА российских вертолётов.

Источник: www.interfax.ru