twonews.ru

Примаковские чтения: министр задал тон

В России
Примаковские чтения: министр задал тон

О втором дне заседания пятого ежегодного международного форума

Москва. 11 июня. Второй день работы международного научно-экспертного форума "Примаковские чтения" был посвящен вопросам контроля над вооружениями и политическому положению в мире, сложившемуся после окончания "холодной" войны.

Эти вопросы рассматривались на двух сессиях, модераторами в которых были два заместителя министра иностранных дел РФ - Александр Грушко и Сергей Рябков.

Специальный корреспондент "Интерфакса" Вячеслав Терехов рассказывает о том, как проходило обсуждение этих важнейших вопросов.

Тон этим двум заседаниям, безусловно, задало выступление министра иностранных дел Сергея Лаврова. Он подчеркнул нежелание администрации США и их союзников признать современные реалии в мире и то, что они ставят свои узкокорыстные интересы выше интересов мира.

При этом министр подчеркнул, что "негативная тенденция не носит необратимый характер". Он выразил надежду, что все поймут наличие взаимозависимости стран при развивающемся в современном мире процессе глобализации.

Первый модератор Александр Грушко, говоря о "холодной" войне, подчеркнул, что это понятие ассоциируется с некоторым "замерзшим состоянием". Поэтому, сказал он, и появился термин "оттепель". В период "холодной" войны была полная ясность, кто является противником, но и было при этом наличие четких правил игры.

В отличие от того периода "сейчас не видно, кто противник, а кто партнер, и попытки сдвинуться в сторону оттепели являются хаотичными".

Модератор призвал выступающих обсуждать, "не кто виноват, а что надо сделать, чтобы отойти от нынешнего варианта "холодной" войны и вернуться на путь ядерного разоружения.

Надо сказать, что обсуждение двух этих вопросов во многом перекликалось.

Согласно анализу Анжелы Стент, которая является членом двух советов в США - консультационного при Европейском командовании ВС США и совета по международным отношениям, оттепель в международных отношениях может быть только тогда, когда каждой из сторон "что-то нужно друг от друга". Никсон с Брежневым пошли на продуктивные переговоры, потому что "Вашингтону нужно было покончить с вьетнамской войной, а Советскому Союзу получить новую технологию".

Другой лидер СССР Михаил Горбачев смог найти общий язык с президентом США Рональдом Рейганом, потому что американцам нужно было снизить советское военное присутствие в Европе, а Горбачев "хотел посмотреть на мир новыми глазами, не затуманенными отношениями периода "холодной" войны". Они нашли друг друга и "начали разрушать институты "холодной" войны".

Что касается политики разрушения институтов "холодной" войны, то вначале этот вывод получил поддержку присутствовавших в зале, однако, модератор напомнил при этом: "О каком разрушении можно говорить, если НАТО остается военным союзом и даже приблизился к нашим границам".

Госпожа Стент, продолжив свой анализ, отметила, что политика санкций США против России и Китая, фактически, привела к тому, что толкнула эти две страны друг к другу.

На этот вывод на следующем заседании ответил китайский профессор Пекинского университета, директор Центра современных российских исследований Гуань Гуйхай.

Он привел пословицу: "Когда два слона на полянке дерутся, то трава оказывается вытоптанной". Это точно соответствует политике США.

Вначале США проводили перегруппировку сил, пытаясь договориться с Москвой о сдерживании Китая. Но Китай - самодостаточное государство. Мы сами играем свою роль и взаимодействуем с теми, кто этого хочет.

Он призвал американскую администрацию "перейти к разумному мышлению". "Надо объективно оценивать ситуацию, - сказал он, - оценивать развитие Китая. Все должны понимать, что остановить экономическое развитие Китая невозможно, а с Россией Соединенным Штатам надо считаться! Только тогда можно установить в мире стратегическую стабильность. Соответственно, тогда и переговоры по всем вопросам, в том числе и по торговым, пойдут легче".

Современный этап, продолжала Анжела Стент, резко отличается от предыдущего и не только тем, что на мировой арене вырос и окреп Китай. К нему, отметила она, надо относиться серьезно, чего, к сожалению, не делают США.

Но есть еще одна отличительная черта современности. "Россия стала для США внутренней проблемой. Такого никогда не было. Это произошло потому, что у Трампа еще во время выборов появилось много противников. Они стали привязывать его к России, обвиняя в том, что он поддерживает политику этой, как они думают, враждебной для США страны".

Слушая выступление американского политика, я невольно вспомнил при этом, что, отчасти, мы сами в Москве дали возможность так думать всем нашим противникам. Бурные овации в Думе, когда было объявлено о том, что президентскую гонку в США выиграл Дональд Трамп, не могли не вызвать недоумение. Как потом объяснил мне один из аплодировавших, "это было проявление надежды на то, что русофобская позиция мадам Клинтон проиграла и новый президент будет придерживаться реалий, сложившихся в мире".

Однако надежды надеждами, а что получилось? А получилось совсем наоборот.

Стент напомнила, что в начале 2000-х годов у России и Америки "отношения были чудесными, потому что понимали, что есть общий враг". Она призвала предпринять "новые шаги, чтобы уйти от нынешних конфронтационных отношений", хотя и отметила, что "до новых президентских выборов в США вряд ли что-либо сможет измениться".

Однако не все выступавшие на двух сессиях негативно отнеслись к утверждению, что мир в настоящее время находится на новой стадии "холодной" войны.

Например, два индийских представителя - Си Раджа Мохан, основатель и первый директор центра Карнеги-Индия в Дели, и Ракеш Суд, опытнейший индийский дипломат, возглавлявший в МИД Индии отдел разоружения и международной безопасности, - не согласились с такой оценкой.

Раджа Мохан призвал своих коллег на форуме отказаться "от отрицательного тона при анализе современного положения". В этот период страны азиатско-тихоокеанского региона, в частности Китай и Индия, стали играть активную роль на мировой арене.

"Сейчас нет ужасной идеологической конфронтации между Россией и Америкой. Есть конкуренция, но это конкуренция капиталов различной национальности". Вот, чем, по его мнению, характеризуется нынешнее положение.

Более того, в мире происходит процесс интеграции Европы и Азии. Он тут же подчеркнул, что не имеет в виду российское понятие "Евразия". В его понятии Евразия - это соединение двух континентов.

Индийский профессор призвал больше обращать внимания на решение внутренних проблем, потому что "популисты активно влезли в политику". В качестве примера он привел тот факт, что популисты в США "активно помогают Трампу и подталкивают его на то, чтобы он ставил под вопрос все фундаментальные понятия".

Отчасти тезис о внутреннем объединении в мире поддержал и модератор А.Грушко. "Антитезой "холодной" войне, напомнил он, было мирное сосуществование, как будто мир делился на две отдельные части. В современном мире все страны и континенты экономически зависят друг от друга. Нет ни одной страны, в которой экономика могла бы развиваться отдельно".

Отвергая пессимизм, индийский дипломат Ракеш Суд задал даже вопрос своим коллегам: "Почему вы такие пессимисты?" Он напомнил, что в период "холодной" войны проходили важные переговоры по разоружению. В конце концов "разум возобладал, и пошел процесс уничтожения ядерных боеголовок. До переговоров их было в общей сложности 60 тысяч, а сейчас только 15 тысяч, так как остальные уничтожены".

Однако на этом его оптимизм, судя по его же словам, явно иссяк. "Пока страна полагается на ядерное оружие, это останавливает стремление к военным действиям с ней, но также и вероятно, что когда-то, при каких-нибудь обстоятельствах, ядерное оружие может быть использовано. На мировой арене компромиссы, которых ранее достигали, хотя и с трудом, но все же достигали, теперь стали невозможны, потому что появились новые игроки".

И, наконец, индийский дипломат полностью исчерпал свой оптимизм, сказав, что "раньше было только ядерное оружие, а сейчас все виды оружия настолько перемешались, что вообще изменилась суть угроз".

Один из ведущих американских специалистов по отношениям США со странами бывшего Советского Союза Мэтью Рожански сделал очень интересный анализ причин современных негативных отношений между Россией и США.

"Есть такое психологическое понятие, - сказал он, - "сидящие в кресле" - это когда человек сам себе объясняет чье-то чужое поведение, не обращая внимание на реальные обстоятельства. В Америке на всех уровнях объясняют позицию России тем, что она не терпит демократию. А в России считают, что планы Америки в том, чтобы не допустить, " развития России".

И так во всем. Американцы объясняют Россию, Россия - американцев. Каждый при этом "сидит в своем кресле". Но это фундаментальная ошибка. Мы должны понимать, на чем строим расчеты своей политики по отношению к другим, не пытаясь "изменить лицо" другой страны".

Он считает, что стремиться к проведению таких же переговоров, как было раньше, - "это ностальгия по прошлому, это тупик в отношениях". Он объяснил, что переговоры тогда велись, потому что у двух сторон просто "был страх перед войной". По его мнению, надо рационально рассматривать все угрозы и их последствия.

Новое название современного положения вместо просто "холодная" война дал директор Института ИМЭМО имени Примакова, член-корреспондент РАН Федор Войталовский.

"Называть нынешнее положение в мире новым вариантом "холодной" войны - это метафора и преувеличение. Он назвал нынешнее положение "вегетарианской" формой "холодной" войны.

В период настоящей "холодной" войны, сказал он, уровень противостояния был очень высок. "Более 20 летных экипажей в тот период было уничтожено. Сотни инцидентов были в воздухе и на море. Сейчас драматизм инцидентов, которые есть, гораздо меньший. Сейчас в мире другие психологические элиты. Взаимозависимость социально-экономических политик делает общую политику более осторожной. Фактически, эта взаимозависимость и является оружием сдерживания, которая сдерживает все стороны от резких шагов".

При конфронтации двух великих держав возникали попытки найти другой путь развития. Появилось Движение неприсоединения, был прообраз Европейского союза, а некоторые страны, как например Китай, могли проводить политику лавирования между двумя сверхдержавами. Во Вьетнаме, например, Китай был вместе с СССР, а в Афганистане поддерживал моджахедов, то есть поддерживал политику США. Сегодня такая политика уже невозможна, потому что уровень конфронтации и противостояния уже не тот. Возникает вопрос: кто может быть третьей стороной?

Если раньше, сказал российский ученый, мы говорили о "конкурентной взаимозависимости, то сегодня эта взаимозависимость приобрела конфронтационную форму.

Алексей Арбатов, один из ведущих специалистов России в области международной безопасности, контроля над вооружениями и проблем разоружения, сравнил процесс "контроля над вооружениями с велосипедом: если едешь и остановился, то упадешь".

Он заявил об этом, потому что последние десять лет в вопросах контроля ничего не делалось. "Появилась новая техника, возникли новые задачи. Мир, техника, экономика развиваются, но по-серьезному над процессом контроля не работали. Это может привести к тому, что все разоруженческие процессы развалятся".

Положение ухудшается также тем, что к хаосу в разоруженческом процессе "добавился хаос в договорных процессах".

У меня лично, и не только у меня, как выяснилось в перерыве, создалось впечатление, что в настоящее время мы наблюдаем хаос не только в договорных процессах. Он всеобъемлющ. Пока еще кажется, что на него можно влиять, но беда придет тогда, когда он станет неуправляемым.

Источник: www.interfax.ru